Байкальская одиссея

Материал из GalaxyLegendWiki
Перейти к: навигация, поиск
Уральская мафия > МафиозиРазборкиСтрелкиРазноеПесни

 

Автор текста — GrayGhost. Оригинал текста находится по адресу http://akbulyakov.livejournal.com/.


Содержание

«Пора, собирайтесь скорее...»

Итак, до отпуска осталось всего ничего. Рюкзако радостно подмигивает из темного угла, необходимый набор вещей собран, билеты куплены, тур оплачен. В этот раз, памятуя прошлый год, закупился гермомешками, взял мега-спички. Плюс закуплены мощные аккумуляторы для фотоаппарата, супер-прибор с GPS и карты к нему, даже специальный шнурок для специальных очков не забыл. Придумал также как удобно размещать фотоаппарат в случае передвижения на большом и волосатом звере. Ну и конечно же не забыта волшебная жидкость, восстанавливающая силы и сближающая людей. У жидкости есть одно важное свойство — ее КПД на грамм веса гораздо выше, чем у всего, что продается в магазинах. Что немаловажно, когда рюкзак оттягивает твои собственные плечи, а не чужие. Жидкость мне досталась вообще задарма, слава нашей медицине!

Так что все, пора кормить рюкзак, чтобы к моменту отъезда он имел надлежащий вид.

Надеюсь после поездки настроение поднимется, а то уже город видеть не могу, сил нет.

Таки дожил!

Аааа, отпуск! Как он был от нас далек. Думал не смогу... Еще даже не до конца почувствовал, но вот оно, медленно разгорается. Не надо думать о том, что будет в понедельник. Вернее, думать надо, но вообще не знаешь, что оно будет и как.

Ну что же, запах новых дорог снова в ноздри бьет.

Ключ на старт

Все, рюкзак в готовности №1, терпеливо ждет. Сходил между делом, прогулялся. Погода стоит чудесная, как раз какую я люблю - облачно, но без дождя и со свежим ветерком. Идешь так по парку, любуешься на небо, а внутри лихорадочное предвкушение. Нет, определенно я стал маньяком путешествий! Каждый раз ждешь чего-то нового и необычного, чего еще не видел. Теперь я понимаю тех, кто не может усидеть на одном месте. Стоит только втянуться и все, не остановишься. У Толкиена было примерно такое изречение: «Маленький шажок от порога очень опасен. Потому что сразу после этого делаешь следующий шажок, котом еще один. И так неожиданно понимаешь, что ноги сами несут тебя по дороге и нет сил их удержать. А навстречу тебе бегут новые и еще неизведанные земли».

Ну все, пошел делать шажок...

Вернулся

Вот я и вернулся.

Сбылась старая мечта — я побывал на Байкале! Рассказ буду писать постепенно.

Можно сказать, традиционно про@#$л телефон. Точнее, попросту забыл. Обещают вернуть, буду ждать с нетерпением.

Пока коротко итоги. Во-первых, Байкал прошел по всей длине, причем 2 раза. Во-вторых, в коллекции карт добавилось еще 2 города, которые удалось посетить. В третьих, сибиряки сильно похожи на уральцев как выговором, так и названиями. Например, косу для травы они тоже называют литовкой, а слепней — паутами. В четвертых, рыбы просто обожрался. (хмм... мне тут подсказывают, что в орловских деревнях тоже косу литовкой обзывают. Так что был неправ, неправ...) При слове «окунь» мне вообще делается плохо. В пятых, купальных сезон открыт и не где-нибудь, а на Байкале!

Теперь поговорим о барахле, которое было использовано в походе.

1) Стильный однолямочный рюкзачок, полученный нахаляву на одной выставке. Оказался крайне удобен в условиях верховой езды. Когда нужно достать фотоаппарат, просто одной рукой вытаскиваешь рюкзак на грудь, открываешь, достаешь фотоаппарат, фотографируешь. А другая рука в это время держит поводья. В прошлом году с Алтая я бы привез гораздо больше хороших фотографий, если бы у меня был такой рюкзак.

2) Фотоаппарат с новыми аккумуляторами. Ну, фотоаппарат уже испытан в боях, так что добавить про него нечего. А вот аккумуляторы новые, зверски отпахали дней 12, после чего сдохли. К счастью, это уже был самый конец похода, так что ничего не потерял. На несколько потрясающих кадров их все равно потом хватило. Если бы не поленился перезарядить их перед самым уходом в тайгу — вообще проблем бы не было. А так — пострадал от своей жадности. Ну да ладно, зато теперь знаю предел работы этих аккумуляторов.

3) Гермомешки. Просто вещь! Рекомендую иметь в арсенале всем походникам! У меня их было целых два, так как первый купил слишком мелким для моего спальника. Второй более солидный, спальник туда как раз залазит. В итоге моим вещам (в особенности спальнику) было глубоко плевать на дождь, волны, мокрые кусты. Кто спал в мокром спальнике меня поймет. А вот у других участников похода таких мешков не было, и если бы не относительно хорошая погода, то настрадались бы они изрядно. Местные (включая проводника) впервые увидели их и теперь, я уверен, сделают все, чтобы их приобрести. Восторг в их глазах был неподдельный. От дождя у них вещи постоянно страдают, а уж в лодках при боковой волне — это вообще нереально вещи сухими сохранить. Так что можно с чистой совестью сказать, что я принес на север Байкала геромешки!

4) Пакетик для документов и приборов. По сути гермомешок в миниатюре. Обядательно для всех, кто таскает с собой электронные приборы! Я возил с собой КПК, о котором ниже, и всегда был уверен, что никакой дождь ему не страшен.

5) КПК с GPS. Мой аппарат сделан известной фирмой ASUS и кроме восторгов по его поводу у меня ничего другого нет. Купленная программа для навигации, в комплект которой входит карта России дала столько удобств, что не пересказать. Карта, хотя продавцы и говорили, что она крупномасштабная, вполне себе неплохо показывала расположение разичных объектов на местности — рек, гор, береговой линии. К сожалению, GPS лопает аккумулятор со страшной силой, поэтому трекингом пользоваться в походе было нельзя, так что пройденный путь померить тоже было невозможно. Прибор включался только для нахождения собственного местоположения, время от времени. Ну и для постановки «флажка» на карте, благодаря чему я отлично ориентируюсь где мы и как ходили. За 10 дней в таком режиме аккумулятор подсел всего наполовину, так что к КПК вообще никаких претензий. Отличная штука!

6) Налобный фонарик. Единственный прибор, к которому есть хоть какие-то нарекания. В принципе, очень удобная штука, когда ею пользуешься. Но у него есть один серьезный недостаток, на первый взгляд неочевидный. Кнопка включения довольно легко нажимается, когда фонарик лежит в кармане. Не будешь же днем его на лбу таскать, верно? А нажать на карман непроизвольно можно всегда, в итоге фонарик включится и начнет лопать батарейки. В итоге вечером они уже могу оказаться разряженными. В тайге же с батарейками напряг. Так что совет — обязательно берите налобный фонарик, но постарайтесь поискать такой, где включение производится не кнопкой, а, скажем, поворотным переключателем. Или еще как-нибудь, главное, чтобы в кармане не мог включиться.

7) Кроссовки-сандалии. Оказывается, вполне нормальная штука для конных выездов. И краги с ними нормально надеваются, и ногам не жарко. Так что зря я в прошлом году на Алтае их вообще не использовал. А вот в качестве обуви для ходьюы по горам они оказались прямо скажем не очень подходящими, хотя я их в свое время именно для этого и приобретал. Отсутствие охвата лодыжки может привести к растяжению, а то и к вывиху, а наличие дырок — к ушибам стопы при ходьбе по камням. Так что если верховая езда чередуется с ходьбой по горам, то лучше использовать берцы (но тогда не наденешь краги), или обычные кроссовки.

8) Краги для верховой езды. Вообще полезная вещь, когда долго ездишь. Без них у меня бы все лодыжки до мяса стерлись. А так — даже мозолей нет. Ну и от мокрых кустов они хоть немного да спасают. Да и от конской привычки переться по кустам, а не по тропе, тоже немного помогают, хотя тут уже не краги должны работать, а сам всадник.

9) Защитная одежда х/б, «трехцветка». Ну, тут даже добавить нечего, без нее в лес лучше не соваться, если в нем есть в наличии кусачие насекомые. Ни штаны ни куртку ни одна тварь не прокусит, если еще капюшон накинуть и перчатки нацепить — так вообще кровососам приходится ложиться спать голодными. Правда, в случае оправления естественных нужд оно не спасет, но тут уж ничего не попишешь. Тут можно только терпеть. Кроме того, плотная ткань отлично защищает от колючих кустов. А широкие штаны не натирают швами ноги при верховой езде (в отличие от джинсов).

10) «Сидушка», она же «хопа», она же «подзадник» и т.д. Большой нужды в ней не было, но и удобста определенные давала. Сесть где хочешь — это неплохо. Да и костер раздувать ею очень удобно.

11) Рюкзак 100-литровый. В самом походе он не понадобился, так как барахло ехало в мешках. А сам он пылился у туроператора все это время. Но дотащить все барахло через 4 тысчи километров без него было бы нереально. Никакие сумки нормального рюкзака не заменят, это точно.

12) Спальник и коврик. Ну, тут вообще сказать нечего. Можно в поход идти без чего угодно, но только не без них. Хотя тем, у кого не было, их выдавали, однако в таких вещах я не надеюсь на других. Спальник вообще всегда должен быть свой. А то напрокат могу дать какой-нибудь тонкий, в итоге каждую ночь будешь мерзнуть. Я же в своем замерз лищь однажды — когда во сне ногами уперся в мокрую стенку палатки, и низ спальника отсырел. Но тут уж ничего не попишешь, сырость — это для любого спальника самая серьезная проблема.

13) Ремешки с фастами для сворачивания ковриков. Крайне полезная вещь. Использовань веревку для заворачивания спальников всегда неудобно — она любит «скатываться» и ослабляться. А вот ремешки с затягом на фастах таких проблем не имеют. И сворачивать и разворачивать с ними гораздо быстрее. В общем, маленькое, но удобство.

14) Перчатки «беспальцевые». В свое время я их брал для сплавов, чтобы мозоли веслами не набивать, но ни разу всерьез для этой цели не использовал. В конном походе тоже полезны, голыми руками колючие ветки отгибать бывает крайне неприятно и травмоопасно. Плюс в холодную и сырую погоду ракам элементарно теплее. Да и от кровососов ладони частично прикрывают, в первую очередь между пальцами. Как раз где комары очень любят свои носы совать, и где волдыри после этого вздуваются самые болезненные.

15) Ножи. В этот раз кроме просто складного ножа взял еще нож-набор инструментов. Оба чехлами крепятся к ремню, из-за чего всегда под ругой и при этом не потеряешь. Ну, нож — это всегда нож, тут добавить нечего. Без него в тайгу не ходят. Набор инструментов — очень полезно. Пригодилось, правда, только мелкое лезвие (консервы открывать) да ножницы (ногли стричь). Все остальное в этот раз не понадобилось.

Всякие НЗ типа мегаспичек и мегаразжигалок не пригодились. Погода в основном была сухая, мелких веток на растопку хватало, так что «пакет последней надежды» так к счастью и пролежал нераспечатанным.

Рассказ начну писать завтра. А пока буду спать, а то еще не привык к этому часовому поясу. 5 часов разницы — не шутка.

Рассказ о походе

День минус второй

Ну что же, начнем потихоньку рассказ.

Итак, было воскресенье. Отличный день, чтобы куда-нибудь надолго слинять. Весь народ уже мыслями о предстоящем понедельнике, а у тебя все мысли о предстоящем путешествии. Красотища!

Памятуя прошлый печальный опыт в аэропорт выдвинулся с хорошим запасом. До метро топал пешком, ловя на своем рюкзаке уважительные взгляды прохожих. В метро на радостях рюкзак не снимал долго, в итоге плечи сильно напряг. Потом стал осторожнее и ставил поклажу на пол при каждом удобном случае.

На Павелецком вокзале пришел аккурат к отбытию экспресса до Домодедово. Благополучно погрузился в него, с комфортом уселся и принялся читать КПК. Точнее, книгу в него закачаную. А заодно слушать всякую музыку. Тожа закачанную. Доехал быстро, что разочаровало. Время убивать до отлета нужно было с изрядной старательностью.

Разумеется, к моменту моего приезда регистрация еще даже не началась. Я принялся неторопливо бродить по аэропорту, изучать входы и выходы. Попутно нашел весы и взвесил рюкзак. Разумеется, моя хитрая натура оказалась на высоте - вес был 18,5 кг при 20 разрешенных. Во как надо! К моему удивлению процедура взвешивания была абсолютно бесплатной. Это в нашей насквозь продажной стране, где бесплатно можно только в рыло получить, да и за это часто оплату требуют в виде содержимого кошелька или разных полезных в хозяйстве вещичек.

В скитаниях своих я наконец дождался момента начала регистрации, дошел до стойки, положил рюкзак... Вежливый молодой человек мне сообщил, что коврик, прицепленный сбоку к рюкзаку, нужно отцепить. Так как в полете отпадет. Мои робкие уверения, что отцепить коврик будет ну очень тяжело, так как лямки можно порвать лишь трактором, на него не подействовали. Предложил взять в качестве ручной клади. Пришлось соглашаться и отцеплять. Но это еще не все. Рюкзак был признан негабаритным грузом, вследствие чего пошел не на трснпортер, а был послан (точнее, я был послан вместе с рюкзаком) в пункт приема негабаритного груза. Как раз туда, где были весы. Ну, так как меня послали в уже известном мне направлении, то проблем я не испытал. Быстренько сдал рюкзак и принялся думать, что делать дальше. Смотрелся я брутальней некуда — маленький однолямочный рюкзачок на плече и видавший виды свернутый коврик в руке. Издалека было видно бывалого туриста, непринужденно прогуливающегося по аэропорту. Хорошо, что лямки ремешков, которыми был связан коврик, были достаточной длины, чтобы сделать из них что-то вроде ручки. А то бы под мышкой его пришлось таскать.

Времени был вагон, поэтому я сходил на второй этаж, и решил попить свежего сока. Обычно предпочитаю кофе, но мне в тот раз хотелось пить, а кофе жажду не утоляет. Посидел, попил сока, убив на стаканчик где-то полчаса, после чего пошел сдаваться службе предполетного досмотра. Уже стоя в очереди на проверку я заметил, что у людей на рюкзачках и сумочках есть бирки «ручная кладь», а у меня эта бирка присутствовала только на коврике. Рюкзачок такой чести со стороны вежливого молодого человека не удостоился. Меня это смутило, поэтому когда я дошел до тетенек, проверявших паспорта, то поинтересовался, это хорошо или плохо, что у меня на рюкзаке нет бирки. Они задумались всерьез, долго морщили лбы. В конце-концов сказали, что лучше для надежности сходить за биркой, благо времени еще полно.

Ну, я сходил, проведал молодого человека, он извиняясь наклеил мне бумажку и я снова вернулся к тетенькам. Дальше пошла стандартная процедура «полный шмон» с разуванием, скидыванием всех ремней и поддерживанием спадывающих штанов руками. Все давно отработано — мелкое барахло из карманов (телефон, КПК, кошелек, ключи) запихиваются в рюкзачок, после чего можно не опасаться, что что-нибудь куда-нибудь упадет. А ремни и обувь потерять сложнее. Когда прошел «линию шмона», оказался в закрытой зоне. Бродить по магазинам желания не было, просто подошел к стене и уселся на коврик. А что делать, если все сидения заняты? Но очень скоро нашлось свободное сидение, так что теперь можно было достать КПК и спокойно читать дальше.

Объявили посадку на мой рейс, и я, обождав пока очередь станет покороче (а зачем ломиться первым, все равно потом в автобусе как дурак стоять будешь?) пристроился сзади. В автобусе выяснилось, что у меня блатное место — в 10-м ряду. А тех, у кого были с 1-го по 15-й ряды, в самолет запускали первыми. Так что я еще и первым в самолет проник и с комфортом разместился.

Хотя вру, какой там комфорт в 154-й «тушке»? Расстояние между креслами там расчитано исключительно на безногих инвалидов, у которых колени точно никуда упираться не будут. Зато у меня место было у прохода, так что можно было сидеть боком.

Взлетели. Разумеется, хотя была ночь, спать нам экипаж не давал. Всячески мешали сперва напитками, потом едой, потом отбиранием грязной одноразовой посуды. Разумеется, можно было забить на все это и спать. Но кто ж халявную кормежку станет пропускать?? Поспать мы всегда успеем, а вот пожевать — это святое!

В общем, из-за этих веселых хлопот вздремнуть удалось не больше часа-двух из пяти. Очень выручила надувная нашейная подушка. Если бы не она спать сидя было бы прямо скажем некомфортно. Но я рожа хитрая и битая, поэтому запаса нужных штучек у меня целый рюкзак с крышкой. Даже наглазники прихватил (спасибо Южно-Африканским Авиалиниям, благодаря им у меня их целых 2 штуки), чтобы свет спать не мешал.

В общем, незаметно мы из поднего вечера влетели в глубокую ночь, а потом в раннее утро. Когда садились в Иркутске солнце уже светило вовсю. Разница с Москвой — 5 часов, да еще лететь 5 часов, так что ночь попросту испарилась. Когда сели я посмотрел на конец полосы и разглядел то место, где в прошлом году самолет врезался в гаражи. Разумеется, гаражей там больше нет, а полосу немного продлили. Чуть позже я узнал, что прилетел аккурат в годовщину этой катастрофы. Во как точно умудрился угадать, ничего не скажешь.

В общем, будем считать, что с момента, когда самолет благополучно приземлился в Иркутске наступил следующий день.

День минус первый

Иркутский аэропорт для тех, кто прилетает внутренними линиями, выглядит забавно. Это такой дощатый сарай, куда приходят пассажиры, дожидающиеся багажа. А кто не дожидается — идет мимо сарая на улицу. В сарае есть коридор, что-то вроде холла и большое помещение для багажа. В этотм помещении есть нечто, отдаленно напоминающее конвейерную ленту для багажа, но в сильно стим-панковском стиле. Т.е. сильно ржавое и громыхающее. Больше всего порадовало, что начало конвейерной ленты было отлично видно. Оно находилось, разумеется, снаружи, а сама лента шла через широкую дыру в стене. Благодаря этой дыре было видно грузчиков, выгружавших багаж с тележки. Впервые видел, как грузчики перебразывают барахло на ленту, так что теперь не удивляюсь, почему у чемоданов ручки отрываются. Спасибо хоть, что лямки рюкзаку не вырвали.

В общем, рюкзак подхатил и вывалился на улицу. Только сначала бирку показал, что это и правда мой рюкзак, а не кого-нибудь другого. Хотя зачем мне чужое барахло, я ж не клептоман!

На улице обнаружилось объявление, объясневшее, почему гости славного города Иркутска попадают в сарай. Оказывается, у них там здание аэропорта новое строят, вот и проблемы с помещением. Я посмотрел на новое здание – это что-то! 4-этажное произведение искусства из стекла и бетона! Оборзели иркутяне, слов нет! Хотя ладно, пусть строят. Всяко лучше той хибары что, к примеру, в Перми зданием аэропорта считается.

По выходу задумался, что делать дальше. В принципе, мне нужно было устраиваться в гостинице неподалеку от автовокзала. Но для начала стоило понять, а как тут вообще говоря регистрация на вылет происходит и где. И где находится гостиница, в которой нужно будет ночевать на обратном пути. Лучше выяснить все сразу, чтобы потом не пришлось кататься обратно.

Основное здание аэропорта нашлось неподалеку. Зайдя внутрь стало ясно, почему прибывших выгружают в сарай – в старом здании просто места нет. Попутно спросил у тетеньки администраторши, где тут гостиница. Несмотря на совершенно «совковый» вид тетенька с большим удовольствием мне разъяснила, где находится гостиница, благодаря чему я сразу же настроился дружелюбно к местным жителям. Больше в аэропорту делать было нечего, поэтому обнаружил остановку, вскочил на маршрутное такси и поехал в гостиницу около автовокзала.

В маршрутке обнаружил интересную вещь. В Иркутске принято расплачиваться с водителем не после посадки, а перед выходом на своей остановке. Очень забавная особенность. Еще забавны сами маршрутки. Используют повсеместно корейские и японские микроавтобусы, у которох совершенно оригинальная конструкция сидений. Больше всего понравились особые раскладные сидения, разворачивающиеся в проходе. И место экономится и народу больше сидит.

Около автовокзала пришлось немного поплутать, прежде чем нашел нужную улицу. Пришлось спросить у милиционеров, стоявших на перекрестке. Мужики помогли, не дали побегать под горячим солнцем с тяжелым рюкзаком.

В гостинице устроился быстро, комната была... ну, скажем, за те деньги я большего не ожидал. Самое неприятное было в том, что солнце светило как раз в мое окно, так что жарища была что надо. Удивила администрация, которая туалетную бумагу для туалетов не выдавала, а... продавала! А еще у них можно было мыло купить. В общем, я от такого тихо офигел, сначала хотел обойтись своей туалетной бумагой (я жук хитрый, в дорогу всегда с собой немного беру), но оказалось, что взял мало. Пришлось покупать. Как выяснилось позже — не зря, потом в дороге пригодилось на всякое разное. Ну мыло, понятное дело, мне было без надобности, уж это-то всегда с собой.

Первым делом я попытался поспать. Подремал часа два, после чего поднял себя за уши и позвонил в агенство, где мне должны были взять билеты на «Комету» до Северобайкальска. С обратом, конечно. Комета, кстати, стоит как купе от Москвы до Перми. Выяснив, как добиратсья до агенства, я с неохотой оторвал зад от пригретой кровати и потащился в город. Собственно, все равно бы это делать пришлось, я лишний день в Иркутске решил провести не для того, чтобы дрыхнуть.

До нужной остановки добрался на маршрутке без проблем, вот только не мог нужный дом найти долго, пришлось звонить. Старая история - на домах нет номеров. Что-то, а на номерах домов у нас экономить любят, это хлебом не корми! В конце-концов добрался до агенства, которое располагалось в помещении недалеко ушедшем от аэропортового сарая (ну да ладно, это-то как раз понятно, у них деньги счет любят), получил билеты и мог с чистой совестью начать просто гулять. Что-то, а шарахаться по улицам незнакомых городов я люблю, это меня хлебом не корми.

Разумеется, первым делом я купил карту. Плевать что я с ней выгляжу как полный турист (или как худой), зато для самого себя не выглядишь идиотом, когда не знаешь где находишься и куда идти. Ну и, конечно, коллекцию карт пополнить — это всегда здорово. Кроме просто хождения была еще необходимость в хождении со смыслом. Кушать хотелось. По московскому времени подошло время завтрака, а я даже чаю не попил. Сунулся было в один бар, глянул на цены и тут же отбежал подальше. Не, дешевле просто купюры кушать.

Плюнул и решил просто пойти по интересным улицам, а кормительные заведения уж всяко по дороге попадутся. Так и пошел гулять. В центре много красивых зданий, причем подреставрированных. Из-за чего у Иркутска совершенно непередаваемый «оттенок». Чем-то похож на Новосибирск, но тот намного моложе. Но больше всего мне понравилась набережная Ангары. С улицы шел спуск по ступеням вниз. В одном месте лестица изгибалась полукругом, из-за чего наверху образовалась круглая площадка, с которой открывался обзор на 3 стороны. Народ кругом расслаблялся, грелся на солнышке либо, как я, просто любовался пейзажем.

Побродив по набарежной я все таки решил поискать место для перекуса. Причем очень тщательного перекуса, так как все съеденное в самолете уже было сожжено безвозвратно. Мои поиски в конце-концов увенчались успехом — было найдено заведение, выполненое в стиле времен НЭПа. Впечатляло все — от плакатов на стенах, до названий блюд. Но больше всего меня поразоло оформление меню. Оно было сделано из плотной коричневой бумаги, набрано газетным шрифтом, кое где были пропечатаны советские лозунги. Я влюбился в меню буквально с первого взгляда и сразу после заказа нагло поинтересовался, можно ли прихватить данное произведение искусства с собой. Официантка поначалу мне отказала, сославшись на то, что желающих много, а меню уже не осталось. Но, вернувшись через 5 минут она с улыбкой протянула мне меню и сказала, что я могу его взять с собой.

Еда была отличная, осблуживание на высоте, так что чаевых я тоже не пожалел. И в приподнятом настроении пошел дальше смотреть Иркутск. Следующим пунктом я выбрал плотину ГЭС. По карте выяснил, каким транспортом лучше воспользоваться, это оказался троллейбус. Зайдя в троллейбус и купив билет я с большим удивлением узрел железный компостер, которым не пользовался лет 5. Поностальгировал, нажимая рычаг и уселся на сиденье. Хотя солнце палило вовсю (30 градусов — не шутка!), я терпеливо сидел с солнечной стороны, чтобы не пропустить плотину. Разумеется, пропустить ее я бы смог только будучи слепым. Первое, что бросилось в глаза, когда я очутился в районе плотины — это большой 2-трубный пароход, стоящий на мели и явно превращенный в увеселительное заведение. Второе — это куча загорающих и купающихся людей. Из людей, понятное дело, меня в первую очередь интересовала слабая половина, представительниц которой я нахально фотографировал, пользуясь специфичной функцией аппарата, позволяющей снимать так, что объект съемки не замечает, что его фотографируют. Но потом устыдился и перестал изображать из себя парарацци, сосредоточившись на прогулке. Пляж был, честно гвооря, так себе, толпы народа я не люблю, так что ни загорать ни купаться я не стал. Да и времени не было, хотелось посмотреть город чуть больше. В итоге побродив около часа я отправился обратно в центр.

То ли в самолете, то ли еще в Домодедово я обнаружил, что на ремешке часов порвался хлястик, и теперь был большой риск, что ремешок расстегнется, и я лишусь часов, с которыми не расстаюсь уже почти 18 лет. Прямо скажем, мрачная перспектива, поэтому в обязательной программе прогулок по Иркутску была покупка нового ремешка. Ходил я долго, пока не забрел в крупный торговый центр. В котором обнаружился часовой магазин. Разумеется, там водились и ремешки. Даже нашел почти такой же, как у меня. Однако в процессе смены выяснилось, что втулки уже никуда не годятся, и что пружинки там уже прогнили. Нужно было менять втулки. К счастью, недалеко была часовая мастерская, сходил, заменил заодно и втулки и радостно пошел дальше. Любимые часы получили давно заслуженную обнову.

Потом я еще раз вышел на набережную, но уже в другом месте. Тут уже спуска к воде не наблюдалось, так как течение было довольно бурное. Вода, словно бутылочное стекло, темно-зеленого цвета и очень чистая. В одном месте обнаружил замок, прицепленный к перилам, огораживающим пешеходную зону от воды. Сначала не обратил внимания на замок, но потом пригляделся и обнаружил выгравированную на нем надпись: «Медвежонок + Лисичка = Любовь навсегда». Я пресдавил себе эту молодую пару, которая смеясь, прикрепила замок к железному столбику так, что его не снять, не открыв. После чего, демонстрируя всем ключ, со смехом швырнули его в бурную воду. Хотя, может быть они не стали засорять родную Ангару и просто торжественно сломали этот ключ. Но что ключ непременно был уничтожен — в этом я не сомневался. Этот замок привел меня в такое светло-радостное состояние, что даже уходить никуда не хотелось. Но уже пора было подумать об ужине, да и подъем наутро предстоял ранний. Мысленно пожелав Медвежонку и Лисичке любить друг друга всю жизнь и не разлучаться никогда, я отправился по направлению к гостинице.

Пользоваться маршуткой не хотелось, так как времени еще хватало, поэтому просто шел пешком и осматривал улицы. Чем дольше ходил тем все больше убеждался в правильности придуманного мною названия для Иркутска — «двухэтажный город». Подавляющее большиснтво зданий попадалось именно 2-этажные. Иногда были и 3 этажа, но гораздо реже. Все, что было высотой в 4 и больше этажей — это уже современной постройки и такие дома как бы извинялись перед своими старыми соседями, что смеют возвышаться над ними.

До гостиницы добрался без происшествий, поужинал, попросил администратора разбудить меня наутро, договорился о вызове такси, после чего пошел спать.

Увы, сон не хотел идти никак. Организм, весь день умолявший поспать хоть часок. А лучше два или даже три, вдруг передумал. Нет, спать хотелось. Но не моглось. Плюс в комнате было душно — солнце весь день светило в окно, а кондиционеров в такой гостинице отродясь не водилось. В общем, плюнул, врубил телевизор, принялся смотретрь всякие сериалы. Увы, проверенный метод не помог, сон не шел. Телевизор выключил, включил КПК, принялся читать книгу. Читал долго, пока, наконец, не принялся клевать носом. И, после чего, наконец, уснул.

Так закончился этот длинный день.

День нулевой. Священный Байкал!

Утром просыпался с трудом. Под ухом дребезжал мобильник, всячески намекая, что время подъема пришло. Глаза не открывались вообще. На ощупь нашел мобильник и выключил его. Но глаза открыл, так как лежать даже с открытыми глазами в таком состоянии опасно — уснешь. А с закрытыми — даже и не проснешься.

Кое-как присев на кровати я принялся одеваться. В это время раздался стук в дверь — горничная честно выполняла мою просьбу. Убедившись, что я уже проснулся, она удалилась.

Потом были помывочные процедуры. Бриться я не стал, так как побрился еще вечером, да и бритье с использованием холодной воды ни к чему хорошему не приводит. Только физиономию располосуешь.

Упаковав все вещи в рюкзак я спустился к завтраку. Около стойки администратора кроме сотрудников гостиницы обнаружилась семья из трех человек в виде отца семейства, его жены и дочери, которые заселялись в гостиницу. Случайно я подошел как раз в тот момент, когда мужик спрашивал насчет вызова скорой. Оказывается, его ровно 2 недели назад укусил кшещ. И именно в это утро ему стало плохо — температура, головная боль, слабость. В общем, полный привет. Помочь я ничем не мог, только мысленно посочуствовал мужику, пожелав ему в первую очередь — выжить, ну и чтобы обошлось без последствий. Вроде с виду крепкий, так что надеюсь, что он выкарабкался. Потом уже, выходя из гостиницы, я видел скорую, стоявшую у дверей. Приехали врачи достаточно оперативно, минут за 20, а то и быстрее.

В общем, я быстренько позавтракал, вернулся в номер, забрал вещи, закрыл дверь и спустился к администратору. Она сообщила, что такси уже ждет, я попрощался и вышел. Действительно, у крыльца стояла праворульная «японка» (не помню марку) с шашечками. Кое-как затолкали мой рюкзак в багажник и поехали к пристани. Таксист попался словоохотливый, проговорили с ним всю дорогу. Выяснилось, что он, вообще-то, учитель по вокалу, просто вот таким образом подрабатывает. Учить детей ему просто нравится, а подвозом он зарабатывает деньги. Доехали нормально, только слишком быстро. До отхода оставался еще почти час.

На пристани дул прохладный утренний бриз со стороны водохранилища. Так что мои шорты и майка без рукавов явно не годились для того, чтобы дожидаться транспорта. Недолго думая я достал из рюкзака рубаху с длинными рукавами и надел ее поверх майки. Стало гораздо лучше. Хотя ногам было не жарко, но терпеть было можно.

На пристани ничего особенного не наблюдалось, так что оставалось лишь ждать. Народ прибывал, даже начали образовывать очередь. Я никуда не лез, просто стоял в сторонке и наблюдал. Внимание привлекла одна девушка с котом на поводке. Котяра с большим любопытством прохаживался по пристани, осторожно ставя лапки и обнющивая каждую дощечку и металлическую трубу. Девушке периодически приходилось распутывать поводок, так как кот любил лазить под ограждениями. Однажды кот даже ко мне подошел с целью обнюхать. Но ничего интересного не унюхал и направился дальше.

Наконец, подали судно. Причем не одно, а целых 2 «Ракеты». Мне уже объяснили, что где-то через час или два будет пересадка, так что особого интереса к «Ракетам» я не проявлял. Сначала запускали тех, у кого были билеты, а потом уже всех остальных. У меня билет был, так что я зашел в числе первых. Залазить приходилось сверху по крутой лестнице. Рюкзак у меня был высокий, потому прилось извратиться, чтобы протиснуться с ним через дверь. Выяснилось, что у «Ракеты» 2 пассажирских отделения — среднее и в носу. Я проше в нос и не прогадал — там панорама была как в хорошем автобусе на месте радом с водителем. Когда судно отошло от причала и набрало ход, я просто прилип к окну, так было здорово.

Сидения в «Ракете» были расопложены достаточно далеко друг от друга, поэтом усидеть было удобно. Не самолет и не автобус. Но сидеть не хотелось, так как пейзаж кругом был изумительный. Мы неслись по Иркутскому водохранилищу к Байкалу, справа шел крутой берег, покрытый лесом, слева вдали виднелись ровные поля и домики. Я достал КПК и попробовал включить GPS. Около окна прием был уверенный и прибор почти сразу зафиксировал местоположение. А заодно и скорость померил — 55 км/ч.

В какой-то момент нас обогнала вторая «Ракета», и я со стороны увидел, как выглядит наше судно в движении. Веер брызг во все стороны, скользящее по поверхности воды округлое брюхо и мощный поток воды из под кормы. Тут я заметил, что выход на верхнюю палубу не закрыт, более того, туда даже выходят покурить. Не долго думая, я выполз на крышу, где уже столпилась порядочная толпа. Точнее, в основном все стояли на ступенях, частично закрытые от мощного встречного потока воздуха, который запросто мог свалить с ног. К счастью, все было ограждено, так что риск свалиться за борт был минимальный. Я кое как выполз наверх, но подняться во весь рост не рискнул — сдуло бы за милую душу. Ощущения — непередаваемые! Нестись по водной глади, подставляя лицо ревущему ветру — это что-то! Нашлись добрые люди, которые меня даже сфотографировали.

Долго наверху было находиться невозможно, холод давал о себе знать. Так что минут через пять я свалил на свое место отогреваться. И задремал. Поэтому пропустил момент, когда мы вышли на просторы Байкала. Лишь когда «Ракета» круто изменила курс, взяв направо, я проснулся. Оглянулся и с трепетом обнаружил, что кругом расстилается то самое «Славное море, Священный Байкал».

Не успел я толком оглядеться, как наше судно сбросило скорость и принялось швартоваться в каком-то порту. Порт, как мне показал GPS, назывался «Байкал». На берегу было заметно только пара домиков, да жерезная дорога. Пригладевшись внимательнее к вагонам, а также изучив карту я понял, что передо мной не что иное, как конечная станция знаменитой КБЖД — КругоБайкальской Железной Дороги. Вообще, порт Байкал находится в очень живописном месте. С одной стороны — само великое озеро-море, с другой — Ангара, сзади — высокая и достаточно крутая гора (или может сопка?). Лишь односительно узкая полоса ровного берега, где хватило места для железной дороги и строений, разделяет подножие горы и озеро.

В самом порту стояло всего несколько судов. Пара довольно больших и шикарных пассажирских теплоходов, явно круизного класса, один танкер с огромной цистерной и огроменный плавучий док. Плавучих доков я вживую еще никогда не видел, но такую махину невозможно ни с чем спутать. Она возвышалась над водой как 2-3 этажный дом, стальные ворота в «бассейн" дока были закрыты, воды там не было.

«Ракета» ткнулась в причал, подали трап и мы начали выгрузку. Первоей моей мыслью было заскочить в магазин на берегу, чтобы запастить едой в дорогу (есть было совершенно нечего). Однако увидев, что народ дружно потянулся к пирсу, где были пришвартованы все суда. Решив, что рисковать не стоит, я плюнул на магазин и пошел со всеми. Подойдя ближе я разгладел еще одно судно, которое почти не возвышлось над пирсом и здорово напоминало «Ракету». Да я сначала подумал, что это тоже «Ракета» и меня разобрало сомнение — каким образом народ с двух «Ракет» влезет в одну? Все объяснилось, когда я оказался внутри. Это только сбоку кажется, что «Комета» (а это оказалась именно она) мало отличается от «Ракеты». На самом же деле «Комета» раза в 2 шире, то есть внутри места тоже в 2 раза больше.

К моему сожалению на этот раз по своему желанию место занять не было возможности. Контролер поглядел на билет и оправил меня в кормовой отсек. Отсеков в «Комете», кстати, 3: носовой, центральный и кормовой. Еще между центральным и кормовым отсеками есть прогулочная палуба. Там и крыша, и высокие борта до самой головы. Но ветер свищет, так что тоже не забалуешься. А еще есть корма — но там вообще тушите свет. Мельчайшие капли воды, почти туман, стелется за «Кометой» когда она идет полным ходом. И вся эта вода осаждается на людей, стоящих на корме. Турбулентные потоки воздуха взвихряют водные струи, поднимая вверх и бросая вперед, следом за судном, благодаря чему и образуется такой эффект. И благодаря чему на корме вымокаешь насквозь минут за 10. Фотографировать там вообще трудно, объектив мгновенно становится влажным. Хотя несколько снимков сделать мне все же удалось. Например, снял умопомрачительыне отели в Листвянке. Вроде бы поселок, но какие дома там строят, закачаешься! Это же сколько бабла туда вбухивают!

В общем, поняв, что с кормы много не нафоткаешь я плюнул на это занятие и принялся компенсировать недосып. Делал я это с большим удовольствием, в чем очень помогала надувная подушка. Когда надоедало спать, вставал, шел прогуляться по средней палубе, где ветер свистал — будь здоров. Хорошо, у куртки был капюшон, я его натягивал так, что только нос торчал и глаза, поэтому голове холодно не было. А другим частям тела было все-равно, так как над высоким бортом только голова и торчала. Но на средней палубе зато не было брызг, так что фотографии там получались более качественные.

Плыть полтыщи километров — это вам не баран чихнул! Судно шло со скоростью 55 км/ч, о чем мне сообщил чудо-прибор с GPS-ом, так что вроде бы все получалось как и предполагается по расписанию. Светило солнце, поэтому штормов можно было не опасаться. По дороге впечатлил Ольхон — в основном тем, что его сопки совершенно логые, без единого деревца или кустика. Илил, скорее всего, они такие только по западному берегу, вдоль которого мы шли. А шли мы мимо этого острова, признаться, довольно долго. Однажды даже останавливались и причаливали к огромной старой барже, используемой в качестве причала. На Ольхоне сошло довольно много народу, но не сказать, что в Комете добавилось много места. Во всяком случае в единственный туалет по-прежнему была стабильная очередь.

После Ольхона я опять завалился спать. Дремал сериями — минут 30-60. Затем вставал, шел глазеть с палубы, чего по сторонам новенького, если видел что-то интересное — фоткал. Уже стало скучновато — берег в основном однообразный, часто затянут дымкой, так что на четкие фотографии надеяться не приходилось. Также доставал КПК, высматривая, что за местность находится на берегу, вдоль которого идем. Запомнился мыс с весьма запоминающимся названием — Покойники. На этом мысу есть несколько домов, как выяснилось это была метеостанция. Я представил себе, какого это людям проживать в местности с таким названием и зябко поежился. Не суеверный, но все таки как-то оно... неуютно звучит.

Ближе к вечеру мои походы все сокращались, фотоаппарат доставал вообще редко, почти все фотографии стирались сразу же после того, как видел результат.

И только однажды я встрепенулся, разглядев широкий мыс, выходящий стены скал. Скалы за мысом неоходно раздвигались, образуя узкое каменистое ущелье, поросшее зеленью. Все это было довольно далеко, солнце мешало все хорошенько разглядеть, но смотрелось красиво. Я посмотрел на КПК и радостно запрыгал. Это оказалось устье реки Молокон — конечная точка нашего предстоящего маршрута. Я фотографировал это место и мысленно попрощался, радуясь, что у меня еще будет возможность разглядеть все это поближе.

Дальше я смотрел не отрываясь, разглядывая места, которые нам предстояло пройти. Хотя в большинстве случаев видно было плохо, так как Комета обычно шла довольно далеко от берега. Приближалась она к нему главным образом около мысов. Высматривая все подряд я умудрился пропустить поселок Байкальский, откуда должен был состояться старт маршрута. Сейчас думаю и не понимаю, как пропустил, вроде бы дома достаточно заметны. Видимо, тогда еще протсо не знал, как нужно смотреть, да и не предполагал, где именно высматривать.

Наконец, вдали показались трубы, а КПК поставил на карте жирную черную точку рядом с Северобайкальском, показывая наше местоположение. Комета замедлила ход, опустившись с крыльев на брюхо, шлейф за кормой исчез. Судно начало забирать влево, заходя в порт по широкой дуге. Через несколько минут мы оказались внутри гавани, закрытой высоким причалом. К этому причалу и пришвартовалась Комета.

Народ, радостно галдя, потопал наружу. Внутри еще оставался народ — конечная точка маршрута Кометы находилась на 40 км дальше от Северобайкальска. Я, наконец, вышел на пристань и принялся высматривать яхт-клуб. Высматривание ничего не дало, домов на берегу хватало, поэтому поступил просто — спросил у аборигенов. Те ткнули пальцем в нужном направлении и проблема разрешилась.

Однако напрямую к яхт-клубу с пристани можно было попасть только вплавь через гавань. Так что пришлось делать порядочный крюк, проходя весь причал по длине, затем обходя бетонный забор, ограждавший какую-то воинскую часть, расположенную прямо в гавани. Наконец я очутился около ворот яхт-клуба. Какая-то женщина около ворот, увидев мой рюкзак, спросила, уж не койку-ли я собираюсь снять. Я подтвердил ее мысль и был отправлен к будке наблюдателя, возвышавшейся над территорией клуба. Будка мало того, что располагалась на небольшом искусственном бугре, так еще была двухэтажной. Так что по высоте ее смело можно было засчитывать за 3-этажную. К счастью для моих ног, находившийся в будке парень предложил мне бросить рюкзак внизу и подниматься к нему без груза. Что я с большим удовольствием сделал — таскать такую ношу вверх и вниз желания не было. Выяснилось, что никакого резервирования или бронирования на меня не делалось, во всяком случае парень об этом не слыхивал. К счатью мест было полно, так что я получил ключ от домика и пошел устраиваться. Меня предупредили, что домик 3-местный, поэтому могут в любой момент подселить еще соседей. Но я посмотрел на время, хмыкнул про себя и также мысленно выразил сомнение, что кто-то еще появится сегодня.

Домик был небольшой, но там свободно поместились три железные кровати с сетками, 3 тумбочки и еще оставалось место. Единственное что поначалу вызывало дискомфорт — это духота. Но проблему решил быстро, распахнув дверь. Что меня больше всего порадовало — это наличие розетки. Теперь можно было зарядить КПК, который уже успел разрядиться на 70 процентов. Еще бы, за день я его использовал как плейер, гоняя музыку, записанную на парту памяти, почти беспрерывно. Да еще постоянно проверяя координаты по GPS. Про чтение книг, когда не спалось и надоедала музыка даже вроде как незачем вспоминать. Единственный вопрос, который оставался открытым — заряжать или нет аккумуляторы фотоаппарата. Они наверняка разрядились не слишком сильно, так что перед зарядкой следовало их сначала разрядить. Зарядник так делать умеет — сначала разрядить до нуля, а потом зарядить, но это отнимает в сумме довольно много времени. Сколько именно — я не знал. В общем, подумал хорошенько и решил рискнуть, авось на поход хватит. Плюс я надеялся, что следующая ночевка будет, согласно программе, в доме. Где электричество уж точно должно быть. А чем позже зарядишь, тем на дольше хватит.

Решив проблему с ночевкой я принялся искать место для ужина. Проблема заключалась в том, что порт располагался не в самом городе, а на отшибе. До центра было километра два, но маршрутка доезжала минут за 10. Желания ехать на ночь глядя в незнакомый город у меня не было, но, к счастью, рядом располагалось аж два заведения, где можно было перекусить. Одно выглядело весьма привлекательно — ресторан с летней террасой, с видом на Байкал. Я тут же занял столик, стал ждать официанта. Дождался, но вместо меню уставшая девушка не слишком любезно сообщила, что у них большой спец-заказ, поэтому меня обслужить не смогут. Молча убравшись из этого заведения я дал слово, что больше ноги моей в нем не будет. Во втором заведении было попроще, зато и обслуживали без вопросов. В общем, поел хорошо, из-за чего настроение поднялось до небывалых высот. А что еще надо? Ночлег есть, брюхо набито, куча новых впечатлений, ожидание продолжения путешествия — тут любой на моем месте будет ходить с довольной физиономией.

Поужинав я вернулся на территорию яхт-клуба. К тому времени уже начало темнеть, так что о прогулках по окресностям можно было забыть. Еще когда подходили к порту на Комете я заметил туннели железной дороги, проходящей под сопками и прижимающейся к озеру. Вспомнив, что Транссиб проходит по югу Байкала я неожиданно сообразил, что вижу не просто железную дорогу, а знаменитый БАМ! Точнее, я лишь заподозрил этот факт, но решил при случае спросить. Причем так, чтобы не выглядеть полным идиотом, не знающим куда приехал. Забегая вперед, могу сказать, что подтверждение я получил уже на следующий день, причем без всяких подсказок. Всего лишь прочитав надпись на ближайшей к причалу остановке.

Время было еще раннее, спать не хотелось. К тому же адаптация еще не произошла, так что по моим внутренним часам был ранний вечер, о сне было думать глупо. Народ на территории клуба был, несколько человек просто бродило по берегу. Неподалеку от моего домика находилась плавающая дощатая платформа, выполнявшая роль пристани для лодок и яхт. Народу на ней не было, поэтому не долго думая я протопал на нее и сел, молча любуясь на озеро и на окружающие сопки. Мое любование было прервано слабым плеском воды, неподалеку от платформы. Сначала я решил, что это рыба, однако плеск был постоянный, и усиливался. Присмотревшись, я увидел, как что-то размером с крупную рыбу плывет по поверхности воды, наискось пересекая гавань, как раз мимо платформы. Вряд ли рыба плавала бы на поверхности, так что был явно какой-то водоплавающий зверь. У меня было всего два варианта — норка и бобер. Разглядеть зверька я не мог, видел лишь неявный силуэт да след на воде. Зверек деловито проплыл мимо и скрылся где-то между сваями причала. И снова наступила тишина, прерываемая лишь слабыми голосами да ленивым плеском волны.

Но мое одиночество через некоторое время было снова нарушено. На платформу зашло двое мужиков, пожелали хорошего вечера и принялись обсуждать между собой температуру воды. Где-то рядом плеснулась рыба, начали обсуждать ее, я вмешался и рассказал про зверька. Один из мужиков со знанием дела заявил, что это ондатра (точнее, самец; собеседник препочел называть его «ондатр»), которая довольно давно обжилась тут и живет где-то под причалом. Видимо, там ее нора. А потом мужики полезли купаться — сначала залез один, а потом второй не выдержал тоже и, раздевшись, бултыхнулся с разбегу. Поплавав пару минут, они выползли на платформу и поинтересовались у меня, чего я сижу и не купаюсь. Слов за слово, разговорились. Услышав, что я только что из Москвы, впервые на Байкале и при этом все еще не залез в воду, мужики очень удивлись. В общем, почувствовав их правоту и плюнув на то, что вода была холодноватой, я отправился в домик переодеваться. Ну и пусть холодная, подумаешь? Как будто я в горных реках и озерах никогда не плескался? А опасность простуды минимизируется простым и эффективным способом — спиртом, которого у меня имелось в наличии целый литр.

Не прошло ипяти минут, как я вернулся на платформу, в плавках и с полотенцем. Было уже темно, но фонари неплохо освещали гавань, так что плавание в полной темноте мне не грозило. Нырять я не стал, поскольку при моих чувствительных ушах это неминуемо бы привело к отиту. Вместо этого аккуратно спустился по специальной дощатой конструкции в воду и поплыл. Вода была холодноватая, но вполне терпимая, так что я спокойно поплавал минут 10. После чего вылез наверх и принялся сушиться. К тому времени мужики уже ушли, так что я снова оказался в одиночестве. Только молодая парочка сидела на скамейке рядом с платформой.

Обсушившись, я оделся и пошел в домик. Пора было ложиться спать, хотя сон, конечно, не шел. Все таки открыть свой купальный сезон не где-нибудь, а на байкале — это круто. На радостях разослал хвастливые SMS-ки друзьям, благо связь работала. Чтобы «простимулировать» желание спать, я вытащил КПК и принялся читать. Не прошло и часа, как глаза стали слипаться. Я убрал компьютер, выключил свет и погрузился в сон.

Так закончился мой первый день на Байкале.

День первый. Приятного аппетита, мошкара!

Утром проснулся хорошо выспавшимся, но продолжал лениво валяться. Вставать было неохота. Кое-как поднялся с койки, посмотрел на часы. Время было раннее, всего лишь девятый час. Решил позвонить где-нибудь через час, если меня самого к этому моменут не вызвонят или не заедут прямо в яхт-клуб. Махнув рукой улегся обратно, кое-как заставив себя уснуть.

Проснулся чуть позже, чем хотел, но пока торопиться было некогда. Взял телефон, нашел нужный номер и позвонил. Телефон не отвечал. Тогда набрал второй номер (всего было три) и через некоторое время услышал женский голос. Это была Ирина, которая и должна была меня встречать. Договорились, что она заедет после 12-ти, так что у меня еще было больше двух часов.

За это время я сходил умылся, частично упаковал рюкзак, после чего отправился в кафе завтракать, заодно прихватив фотоаппарат. Кафе к моему приходу только-только открылось, но покормить меня горячим все-таки смогли. Так что довольный я медленно побрел назад к яхт-клубу. По дороге приметил автобусную остановку, выполненную в виде палатки. О ней как раз разговаривали с мужиками поздно вечером, те говорили, что как раз в том месте стояла палатка первых строителей БАМа, оказавшихся на берегу Байкала. Разумеется, я не мог пройти мимо и не сфотографировать. На передней стене остановки были написаны имена всех шестерых первопроходчиков. Эх, молодые были ребята. И, наверное, в тот момент, счастливые. Это уже потом проблемы быта всех опустили с небес на землю, а в тот момент они, наверное, ощущали себя всесильными покорителями.

Вернувшись в домик, я обнаружил, что до назначенного времени еще полтора часа. Светило яркое солнце, слабый ветерок дул с Байкала, народ высыпал на берег и загорал. Я не удержался и тоже выполз позагорять. Однако, уже через 10 минут нагрелся настолько, что не долго думая полез в воду. Впрочем, чего бояться? В детстве я купался в лесной речке, где температура воды, возможно, была даже ниже. Пару раз искупнувшись я принялся сушиться на солнце. Так незаметно подошло время убытия, я снвоа вернулся в домик, переоделся по-походному, засунул мокрые плавки в боковой карман рюкзака в надежде просушить позже, и пошел сдавать ключ. Вместо паренька в будке дежурил дяденька, с которым я уже успел перекинуться парой фраз, пока купался. Отдал ему ключ, попрощался и вышел за ворота. Обещанной машины еще не было, так что я поставил рюкзак и принялся ждать.

Ожидание продлилось недолго, вспоре подъехал «типа джип» — японский паркетник, не помню какой марки. В общем, именно та машина, какая была нужна мне.

В машине было 4 человека, и все женского пола. За рулем — та самая Ирина, которая меня встречала. Рядом с ней сидела представитель страхового агенства, выписывавшая страховки. На заднем сидении расположилась женщина лет сорока пяти, с дочкой, которой на вид было лет двенадцать. Как выяснилось, они и были моими компаньонами по походу, больше в группе никого не ожидалось. Маму звали Ириной, а дочку — Настей.

Оформление страховки заняло некоторое время, так что где-то минут 20 мы стояли на месте и разговаривали. Выяснилось, что до села Байкальское поедем прямо сейчас, особо нигде не задерживаясь. Мне, в общем-то, было без разницы, так как я успел переодеться. Ничего покупать тоже было не нужно, старый пионер всегда готов. В общем, после того, как вся бумажная волокита была закончена, мы тронулись. Ехали через центр Северобайкальска, но в тот момент я его особо не запомнил. Заметил только деревянные двухэтажные бараки, до сих пор сохранившиеся со времен постройки БАМа. И в которых живут люди. По дороге высадили женщину из страховой конторы, я пересел на переднее сидение. Затем мы выехали за город, покатив по довольно сносной дороге, которую трудно было ожидать в такой глуши. Объяснялось это просто — по дороге вообще не ездили грузовики, исключительно легковышки да редкие автобусы. И лишь в тех местах, где вода регулярно подмывала полотно, зияли хорошие ямины, наспех засыпанные щебнем. Сразу после выезда мы пересекли реку под названием Тыя. Ирина, представлявшая турагенство и говорившая без умолку (отличное качество для представителей турбизнеса!) сказала, что БАМовцы между собой называли эту реку «Ты и я», намекая на романтику тайги и уединение с любимым челвоеком. Речка, довольно бурная, и правда навевала романтичные мысли. Например, палатку на берегу, рафты и сидящие у костра промокшие сплавщики, пьющие горячий чай или холодный спирт.

В одно месте дорога вышла на вершину высокой сопки, и нырнула вниз. Перед спуском открылась большая обзорная площака, на которой мы ненадолго остановились. Ирина пояснила, что место называется «обоо», по местным поверьям вроде как место, где духи проявляют себя сильнее всего. Короко рассказала про особенности местной мифологии, причудливо вобравшей верования тунгусов (эвенков), бурят, а местами и русских староверов. Оказывается, в обоо надо повязывать ленточки на деревья далеко не всякие, а специальные. Плюс делать это лишь раз в году. И вообще, ленточки вязать в больших количествах &mdash это убивать дерево. Камни в кучку класть &mdash другое дело. И чем дальше принесен камень &mdash тем лучше. А еще можно отдавать от себя что-то для «хозяина». Хозяин &mdash это дух местности. Если ему жертвовать, то жертвовать что-то нужное. Всякий мусор оставлять не надо. Лучше всего оставлять пару монеток &mdash белую и желтую (воздух и земля). Тогда можно попросить о чем-нибудь хозяина, только мысленно. И самое главное, ни в коем случае нельзя забирать из обоо ничего. В противном случае те проблемы, которые оставил на этом месте бывших хозяин подобранной вещи могут перекинуться на тебя самого. Вот такое вот поверье. Монеток мне было не жалко, место и правда живописное. Просьбу свою я мысленно высказал, посмотрим, что там получится. Вне зависимости от вредности и полезности суеверий, место и правда было живописное. Прямо вниз уходил крутой склон сопки, спускавшейся к круглому заливу Байкала. Справа залив обходила полоска дороги, дальше шла высокая гора где, как как утверждается, раньше были то ли меловые, то ли гипсовые шахты. На которых работали зэки в 20-30 годы прошлого века. Но про зеков и шахты в том месте думать не хочется. Дикая красота тайги, на которую смотришь с высоты нескольких сотен метров, гладь огромного озера, простирающегося до горизонта, плотные облака, мрачно надвигающиеся из-за цепи гор - это заставляет забыть обо всем на свете и просто стоять и смотреть. Место было посещаемое, о чем говорило большое количество разнообразных предметов, оставленных там. В основном виднелись монетки, тряпичные ленты и платки, повязанные на кусты и кучки камней. Кое-где оставляли сигареты (водители просто оставляли что у них было), спички. Когда я внимательнее посмотрел, то задумался, а хорош ли обычай? Красивое место где-тонапоминало мусорку, некоторые оставляли даже пустые бутылки и банки. Приносить камни - еще куда ни шло. А вот дребедень разбрасывать - это уже другое дело. В какой-то момент я даже засомневался, правильно ли сделал, что оставил монетки. Но дело уже сделано, а уносить ничего нельзя. Пришлось смириться. Пробыли мы на обоо недолго, уехали минут через 10. Дальше машина уже не останавливалась до самого Байкальского. Сначала заехали домой к мужику, который должен был обеспечивать нас лошадьми. Того на месте не оказалось, поехали к его маме. Там тоже не было. Следовательно, он уже ждал нас на месте встречи, где-то на лесной поляне. Только тогда я понял, что ночевка в доме мену уже не светит, поэтому зарядить аккумуляторы уже не получится. Перед тем, как уехать в лес, мы зашли в магазин и докупили припасов в дорогу. После чего еще побывали на берегу залива, где находится причал Байкальского. Место просто изумительное. На пригорке, прямо над губой (старо-русское название заливов) стоит деревянная церковь. Слева вдаль уходить высокий скалистый мыс - Лудари. Справа вдалеке виднеется другой мыс, правда, не такой живописный. А посередине - Байкал. На другой стороне огромного озера в туманной дали виднеются горы Баргузинского хребта. Их очертания настолько расплывчаты, что эти горы легко принять за облака, низко висящие над горизонтом. В общем, место очень красивое. Да и все село расположено удачно. С одной стороны - крупная река, с другой - голые сопки, с морянами (упоминал я их ранее или нет - это такие голые склоны, на который не растет ничего кроме травы). А вдалеке торчат вершины хребта, кое где покрытые снегом. Это в середине июля. Постояв на берегу, полюбовавшись, мы отправились в лес. Дорога была накатанная, так что застрять было ну никак нельзя. К тому же от асфальта мы отъехали максимум на километр, после чего свернули на лесную поляну. Там нас уже ждали. Встречал машину молодой мужик, с несколькими лошадьми, привязанными к деревьям. Мужика звали Сашей, он все время улыбался и острил. Нам предложили переодеться и загрузить в рюкзаки те вещи, которые мы не собирались брать в поход. Рюкзаки бы уехали вместе с Ириной. Подумав хорошенько я все таки решил рискнуть и снова выложил телефон с деньгами, оставив при себе лишь "дежурную" пятисотенную. Об Ирине у меня уже сложилось мнение как о человеке, которому можно довериться; к тому же рюкзаки должны были храниться у нее дома, а не в каком-то гараже как это было на Алтае. Пока мы перетряхивали рюкзаки и переодевались, подъехал мотоцикл с коляской. Точнее, не совсем с коляской, а с деревянным ящиком, заменявшим коляску. Я уже успел обратить внимание, что это был любимый вид грузового транспорта среди местного населения. Причина понятна - грузовик по многим еще сохранившимся мостам проехать не в состоянии, а мотоцикл к тому же из любой грязи можно вытащить. На мотоцикле было двое. Один, старший, представился Виктором, а молодой назвался Сашей. Выяснилось, что новоприбывший Саша будет нашим проводником. Как я узнал чуть позже, оба Александра были друзьями-компаньонами. Если Саша-первый был "мозгом" и администратором, то вся хозяйственная часть лежала на втором. Вкалывали они, в общем-то, от души оба. Впрочем, в тамошних достаточно суровых условиях, если не работаешь, то и расчитывать ни на что не сможешь. Как бы и голодным вообще не остаться. Сибирь, одним словом. В процессе перепаковывания я показал мужикам свои гермомешки и те с уважением покакали головой, сказав, что такого еще не видели. Но идея им понравилась и они сразу задумались о приобретении таких же. Дело в том, что наши вещи складывались в обычные холщовые мешки, которые приматывались к седлу. Так что говорить о сохранности вещей от дождя было бы смешно. Однако в тот раз мы не стали грузить вещи на лошадей, уложив их в тележку мотоцикла. Виктор и Саша-первый собирались привезти вещи до места нашей первой стоянки. До нее было километров пять, самое оно, чтобы проверить лошадь, стремена, седла, немного освоиться. Мы распрощались с Ириной и, вскочив в седла (ну ладно, кое-кто не вскакивал, а залазил, но это был не я) тронулись в путь. Моего коня (точнее, мерина) звали Мальчиком, и меня с ним поставили в самом конце нашей маленькой процессии. Мальчику же было совершенно неинтересно плестись в хвосте, он все время порывался обогнать всех. Не хочу показаться нескромным, но самодеятельность коня я пресекал твердой рукой, так что тот шел послушно там, где ему указано. К сожалению, попутчицы большими навыками верховой езды не отличались, в особенности галоп и рысь им были не по силам. Поэтому ехали исключительно шагом. Впрочем, я примерно такого и ожидал, поэтому "погонять" особо и не расчитывал. Главное, что не пешком по тайге и по горам тащиться. Забыл упомянуть, что на коней мы пересаживались на берегу бурной реки под названием Рель. Собственно, в ее устье и расположено село Байкальское. А рядом с полянкой, где мы перетряхивали рюкзаки, находился мост, по которому наша небольшая группа перебралась на другой берег. Мост, построенный еще в 70-е годы, довольно сильно обветшал. Но благодаря стальным сваям был еще крепок, хотя деревянный настил довольно сильно подгнил. По этой причине машины по нему уже не ездили. Или я не видел, чтобы они там ездили. Некоторео время дорога вилась по лесы, пока, наконец, не вынырнула на широкий простор. по всему было видно, что когда-то тут были обширные поля, теперь заброшенные. Лишь паслись редкие коровы, за котороми никто не присматривал. Саша объяснил, что коровы ходят сами, возвращаясь вечером на дойку, после чего снова уходят на пастбище. С утра также возвращаются. Все остальное время ходят сами по себе. Тем временем дорога еще раз нырнула в лес, прошла по почти разрушенному деревянному мостику через небольшую речку, называемую Горемыкой, и пошла дальше. По мосту мы ехать не стали, коням по бревнам было не пройти. Пошли прямо по воде, приходилось задирать ноги, чтобы не замочить обувь. Тем не менее конь от души брызгал водой так что сухим выйти не удалось. Впрочем, на солнце все высохло мгновенно, так что проблем с мокрой обувью не было. К тому же я надел полукроссовки-полусандалии, в которых свободно гулял ветер, так что обувь высыхала не в пример быстрее обычных кроссовок. Затем была заброшенная деревня, от которой остались только поросшие травой фундаменты домов, да пара полуразрушенных сараев. Наконец мы свернули к Байкалу и через считанные минуты были на берегу. Там уже дожидались Саша-первый и Виктор, с нашими вещами. Конец распрягли и отпустили попастись. Сами разбили палатки и пошли за дровами. С последним, как водится, были проблемы. Место для стоянки было "насиженное", так что топлива заметно не было. Но в конце-концов я разглядел пару сушнин и после непродолжительной работы топором свалил обе и притащил в лагерь. Там меня встречали не только члены группы и лошади, но еще и огромная туча мошкары. Я уже успел забыть, что на свете бывает столько насекомых на кубомерт воздуха. Из-за этого мощного роя приходилось ходить полностью одетым с капюшоном на голове и перчатками на руках. Впрочем, перчатки были полезны и в плане переноса сучковатых сушнин, которые могли бы разодрать кожу на ладонях. Мелкие сучья лиственницы вспыхнули как порох и пошли трещать, пожираемые ненасытным огнем. Пара минут - и заполыхал костер, отгоняя часть мошкары. К моему удвилению последняя не относилась к разряду кусачей, во всяком случае кожу не прокусывала. Только отдельные комары находили лазейки в одежде и совали свои длинные носы под кожу. Но солнце было еще высоко, поэтому комаров было относительно немного. Мошка же назойливо гудела над доловой, норовила залезть в рот, нос и глаза. Уже одного этого хватало, чтобы с головой залазить в дым от костра, в надежде хоть немного укрыться от неугомонных тварей. Помогало, кстати, слабо. В то время, пока мы возились с лагерем и ужином кони развлекались по-своему. Ниже от лагеря была широкая песчаная коса, разделявшая часть широкого устья Горемыки и собственно Байкал. С одной стороны накатывали волны Славного Моря, а с другой лишь легкая рябь беспокоила гладкую поверхность мелкого водоема. Кони, дорвавшиеся до песка. тут же упали на него и начали чиститься , переворачиваясь на спину. Иногда они довольно задирали копыта в небо, храпя от удовольствия. Их шкуры были во многих местах прокушены слепнями (или паутами, как их называют в Сибири и на Урале), так что спины бедных животных чесались нещадно. Забыл упомянуть, что с нашими лошадьми увязался двухлетний жеребенок, принадлежавший другому хозяину, но тоже из Байкальского. Жеребенок категорически отказывался уходить домой, ему было интересно с нашими конями. Так он и проходил с нами весь поход, часто путаясь под ногами, но не любить его за его непосредственность было нельзя. Звали его Громом. Про него рассказали, что зимой, когда его табун копытил (т.е. выкапывал из под снега) траву, на них напала стая волков. Кобыла его бросила, на него накинулись волки, порвали сухожилия в подмышке, вырвали клок мяса на спине, но тут прибежал жеребец-вожак табуна и отбил беднягу. Жеребенка выходили, зашили все порванные мышцы, выкормили с рук коровьим молоком, и вот он бегает, словно серое облачко. Между делом я сходил на берег Байкала, посмотреть, что там интересного. Самое интересное заключалось в том, что там не было мошкары. Ее попросту сдувало. Уже сама возможность посидеть, сняв капюшон и расстегнув на груди куртку, подставляя тело под прошладый ветерок, была непередаваемым счастьем. Посидев, я принялся ходить под берегом, рассматрвиая камни. Вдруг мое внимание привлек какой-то странный плоский белый камень, вдалеке, стоявший вдали от воды, но под самым обрывом. Не поленившись пройтись по валунам, я подошел поближе и увидел. Это была мраморная могильная плита, точнее две плиты, стоящие рядом друг с другом. На обоих были фотографии мужчин, их имена и даты рождения. И совпадавшие даты смерти. Позже спросил у Саши-проводника, почему для захоронения выбрано такое странное место - прямо под берегом, где все время плещет волна. Он объяснил, что так обозначают примерное место, где утонули люди. Особенность Байкала в том, что тела утопленников не всплывают. На глубине около двухсот метров живет такой реликтовый рачок - белый бормаш. Который очень быстро обгладывает останки погибших (рыб, животных, людей). От человека за двое суток остаются только кости, которые никогда не всплывут. И не будут найдены водолазами, способными обследовать лишь самую поверхность почти бездонного водоема. Поэтому и стоят по берегам сурового озера вот такие могильные плиты... Тем временем подошло время нашего первого ужина в лесу. Что ели - не помню, но ели хорошо и много. Сначала я порывался достать свое "горючее", но у мужиков было пиво. Как оказалось, местное население предпочитает именно его, а не крепкие напитки. А в сенокос так вообще ничего в рот не берут. Хотя, когда угощают водкой или спиртом - не отказываются. В общем, алкоголизма не наблюдается. Впрочем, оно и понятно, в таких условиях подобные представители рода человеческого вымирают быстро. Причем в самом прямом смысле - кто отправляясь на корм белому бормашу, кто попадаясь в лапы косолапому, а кто просто замерзая на снегу. Первая "доза" алкоголя у байкальцев пьется не до конца, на дне тары оставляется чуть-чуть, и этот остаток выливается либо просто на землю, либо в огонь (если он есть). Иногда в огонь же кидается кусочек хлеба. Этот ритуал называется "напоить и накормить Хозяина". Суеверие, конечно, но очень интересно. Хотя и пиво и не пью, но отказываться не стал. Открывать водку или бодяжить спирт ради себя одного было глупо. После ужина начали подсчитывать припасы и прикидывать, как их распределить по лошадям. Получалось ужасающе много. Саша-второй хватался за голову, с ужасом глядя на гору еды. "Да мы это не съедим!" Саша-первый улыбался и поминал голод, которы йне тетка и прочее. Поглядев на наших женщин я принял сторону проводника, так как на едоков они походили мало. Это нам, мужикам, сколько жратвы не положи - все мало будет, тем более на свежем воздухе. А нас было всего двое из четырех. В итоге после препирательств решили часть припасов отдать обратно Саше-первому, и раз ему неймется, то он может привезти их на лодке к Молокону, где у нас намечалась дневка. Там уже была бы половина пути и чатсь припасов бы мы уже подъели. Место бы нашлось куда сгрузить дополнительные. Так и сделали. Часть банок тушенки и сгущенки тут же пошла обратно в мотоцикл, туда же последовали лишние буханки хлеба, судьба которого в условиях тайги - черстветь. Таким образом гору еды удалось несколько уменьшить. Саша-первый и Виктор погрузились в мотоцикл, попрощались с нами и уехали. А мы остались сидеть у костра, глядя в темнеющее небо, с которого уже убежало солнце. Мошкара уже легла спать, зато пришла вечернаяя смена - комары. Звон стоял непрерывный. В палатку лезть было неохота, а сидеть в комарятнике тоже кайфа мало. В конце-концов я сходил до ближайшего куста можевельника, наломал свежих веток и бросил в костер. Задымило, мощные клубы окутали лагерь, стало полегче. Хотя дышать приходилось через раз. Однако вскоре можевельник прогорел и снова друзья-комары вернулись на свое законное место - то есть на нас. Мои лодыжки в одном месте были прикрыты только носками, которые комарам не помеха. В итоге эти звери буквально выгрызли кожу на лодыжках так, что там образовались "браслеты" из волдырей. Думаю, можно не объяснять, как это все зудело. И плевать, что расчесывать нельзя, все равно драл когтями, проклиная кровососов. Уже и отгонять стало лень, пусть жрут. А то прихлопнешь одного такого, крови выпившего, кровь размажется - другие учуют и с еще большим озверением на тебя кинутся. Мы сидели у костра и рассказывали каждый о своем. Саша - о том, как живется в этих местах, о природе, о зверях, о Байкале. Ирина - о том, где бывала, как ее занесло на Байкал. Ну и я тоже не преминул рассказать о некоторых своих приключениях. В общем, спать легли поздновато. Точнее, женщины легли раньше, а мы с Сашей еще некоторое время сидели у костра. В какой-то момент я обратил внимание, что уже и комаров не стало, а температура сильно понизилась. Было натурально холодно, лишь остатки костра позволяли согреть озябшие руки. Раскочегаривать его не было никакого смысла, поэтому мы забились в свою палатку и легли спать.

Так закончился первый день похода. Прошли мы всего лишь 5 км.

День второй. Таежные тропы

День третий. Снова на берегу

День четвертый. Солнечный удар

День пятый. Таежная «фазенда»

День шестой. Мокрый Молокон

День седьмой. Назад через прижим

День восьмой. Снова тайга

День девятый. «Это Байкал!»

День десятый. Северобайкальск

День одиннадцатый. Растяпа!

День двенадцатый. Возвращение.

Персональные инструменты